Заповедный полуостров Гамова - наперекор ненастью!

Берков Виталий 19 сентября 2012 г. 22:45

Темы: Фото Приморского края, Тайга, Море, Животный мир, Отдых, Горы

Отдых – это слово для большинства означает лишь пассивное время провождение на лоне природы, чаще всего на берегу моря в окружении таких же единомышленников, лишь изредка разбавляемое поездками на скутерах и квадроциклах, игрой в волейбол и танцами…
А для нас с подругой, это слово означает именно пеший туризм, в места, где нет ни одной живой души. В этом году, благодаря поддержке администрации Хасанского района, мы посетили Дальневосточный морской заповедник, а точнее его восточную часть, находящуюся на полуострове Гамова.
Прибыв в Андреевку и водрузив рюкзаки на их законное место – плечи, мы без особых проблем добрались до сопки Астафьева, где обнаружили, что единственную дорогу, ведущую к заповедным местам, пересекает глубокий ров, отсекающий любые попытки автотранспорта проехать в том направлении. Правда, судя по следам протекторов, некоторые всё-таки умудрялись объехать препятствие по довольно крутому склону. Дальше было ещё «интереснее» – после развилки на Нерпичью дорога в бухту Средняя была перегорожена сеткой с поясняющей табличкой, что проход-проезд запрещён и это частная территория ООО «Парк Гамова». Не придав этому особого значения (ведь пропуска лежали в кармане) мы продолжили движение по хребту. Порой извивающаяся дорога заставляла нас вжиматься в землю под тяжестью рюкзаков на крутых подъёмах, а порой – сбегать с резких спусков, рискуя покатиться кубарем. Наградой за эти трудности были шикарные виды, открывающиеся с вершины сопки на бухты Астафьева, Нерпичью, Среднюю и Горшкова. Казалось, что мы очутились где-нибудь на Гавайях – лазурное море мягко окатывало испещренные скалами берега и длинные полоски песчаных пляжей, не хватало лишь огромных пальм и криков попугаев. Особенно выделялась бухта Средняя – её белый песок, вкупе с прозрачнейшей водой легко даёт фору таким жемчужинам Приморья, как Триозёрье и о. Фуругельма.
Преодолев очередной хребет, мы спустились к бухте Горшкова, где, немного отдохнув на берегу моря и напившись бодрящей родниковой воды, отправились к конечной нашей точке – кекурам Бакланьим. Питьевой запас набирать не стали, так как тащить с собой ещё и канистру не было сил и, по всем заверениям знающих людей, вода там должна быть.
И вот мы на месте. Прошли по узкому перешейку мыса и перед нами открылось красивейшее зрелище – солнце, медленно клонящееся к линии гор, окрасило в красновато-жёлтый цвет всю прибрежную полосу. Особенно эффектно смотрелись кекуры Штаны - создавалось ощущение, что они вобрали в себя всю палитру закатного света. Хотелось просто сесть на землю и наслаждаться этой красотой, пока последний лучик солнца не скроется за горизонтом, но, к сожалению, на это у нас не было времени.
Быстро поставив палатку, мы пошли искать ручей, до полной темноты оставалось около двух часов. К нашему удивлению поблизости не было ни одного источника! На долгие поиски не хватало времени, и я принял решение бежать в один из распадков бухты Горшкова. Возвращался уже в полной темноте, по пути чуть не споткнувшись об огромного ёжика, перебегавшего дорогу. На этом наши приключения в этот день были закончены и после долгожданного ужина мы улеглись на берегу моря, вдыхая сладкий аромат хвои и во все глаза наблюдая за манящими переливами млечного пути.
На следующий день ярко светило солнце и мягко обдувал морской бриз. Вдоволь накупавшись в зеленовато-бирюзовой воде и обследовав всё побережье до мыса Матросова, мы пошли наблюдать за морскими котиками, которые кучно лежали рядом с огромными кекурами, разбросанными на небольшом пятачке моря. Смотреть на них было одно удовольствие, они занимались своими повседневными делами – грели брюшко, перекатываясь с одного бока на другой, ловили рыбу и поглядывали на нас с настороженным любопытством. Настя захотела посмотреть на ларг поближе и тихонько подплыла на минимальное расстояние, чего котики, конечно же, не ожидали! Большинство таращило на неё испуганные глаза, в которых читалось непонимание: Что же это за существо? Другие в панике сваливались в воду, выныривая поодаль и наблюдая с безопасного расстояния. В общем, и мы, и они набрались новых впечатлений друг от друга.
За час до заката со стороны Владивостока потянулись стройные ряды туч, не предвещавшие ничего хорошего. Ночью пошёл дождь.
Проснувшись рано утром, мы стали собирать пожитки – предстоял переход в бухту Средняя. Погода не радовала – шла сильная морось, и со всех сторон наползал туман. Уже на самом хребте мы попали в густое “молоко”, в котором тонули все ближайшие деревья, а со стороны моря не возможно было разглядеть ни одного ориентира. Морось местами переходила в дождь, а он в свою очередь – в ливень.
Промокшие насквозь, мы продолжили двигаться по дороге и лишь через час поняли, что здесь не шли в первый день, но было уже поздно. Решив идти до первого поворота влево, мы совершили уже вторую по счёту ошибку за этот день, но без ориентиров казалось, что вон там, в просветах, – море и мы твёрдо шагали без остановки, спускаясь всё ниже и ниже в распадок. Где встретили табун диких лошадей, охотно позировавших перед объективом моей камеры, лишь одна из них ущипнула Настю за плечо – видно возмутившись бесплатной фотосессией )
Вдоль дороги росли кусты дикой малины, ягоды которой хоть немного «скрашивали» нашу усталость. И вот впереди… дома и… асфальтированная дорога... «Где мы??!» – именно этот вопрос гулял в наших головах. После разговора с местными всё встало на свои места: мы сильно ушли вправо и это оконечность Андреевки(!), в простонародье – Мордва. Сказать, что мы были удивлены – значит, ничего не сказать. Но на стенания и сожаления не было времени, и мы поплелись в «сторону моря», где вскоре упёрлись в забор Оленника, который так старались обойти. Благо рядом стояла деревянная лестница, перекинутая через забор, чем мы и воспользовались. Дождь усилился, превратив дороги в грязевое месиво. Но худшее нас ждало впереди – ещё один забор и огромные ворота, но ни лесенки, ни дырки. Пришлось проявить немного «акробатики» карабкаясь по скользкой сетке с рюкзаком за спиной, но едва мои ноги коснулись земли, послышался шум приближающейся машины. Самое «смешное» в этой ситуации было то, что Настя стояла по ту сторону ограждения, не успев перебраться.
Вышедший из джипа мужчина представился охранником и потребовал покинуть частную территорию, аргумент в виде пропуска не возымел на него никакого действия, так как оказалось, что «Парк Гамова» и Морской заповедник не имеют друг к другу никакого отношения. К счастью он вошёл в наше положение и даже согласился подвезти в бухту Средняя.
И вот последний рывок – мы на месте! Оставалось поставить палатку, поужинать и спать, но не тут-то было, оказывается судьба нам приготовила ещё один «сюрприз»… Небольшое отступление: когда я планировал поездку, то взял не свою проверенную палатку, а чужую, которая легче моей на 2 кг и устанавливается только за счёт натяжения, а не опорных дуг… А теперь представьте, как установить её в мелкий песок тоненькими колышками! В итоге, с горем пополам, нам это удалось, хотя палатка и протекала всю ночь.
Следующие три дня лил дождь. В редкие моменты затишья мы собирали дикую малину, купались в тёплой воде и исследовали побережье. Я бы не сказал, что всё было плохо – нет! Красоты бухты Средняя не могли испортить никакие погодные условия: чистейшее море, белоснежный песок, высоченные утёсы, испещрённые гротами и поросшие могильными соснами… Очень понравился мыс Острый, с его самой высокой точки открывается впечатляющий вид на рокочущий океан, волны которого с остервенением бросались на огромные камни, грозя утащить их с собой на дно.
Наступил день прощания – теперь наш путь лежал в бухты Спасения и Тёплая (Орлинка). Утро обрадовало пробивающимся солнышком, которое хоть немного подсушило нашу одежду и рюкзаки; правда, радовались мы не долго – наверху вновь гулял туман, переваливаясь от одного холма к другому. Но в этот раз ему не удалось нас обвести вокруг пальца и во второй половине дня мы прибыли на кордон ДВГМЗ. Сотрудники заповедника объяснили, где можно поставить палатки и взять воду, а так же предупредили, что на завтра синоптики передали штормовое предупреждение с усилением ветра до 17 м/с. Нас это не испугало, ведь после многочасовых переходов с тяжёлыми рюкзаками в сложных погодных условиях, шторм – как само собой разумеющееся, как окончательная жирная точка, которой должно закончиться наше приключение.
Неожиданно у нас появился проводник в «лице» добродушного пса, который мчался впереди, показывая дорогу и ожидая, когда мы отставали. Поднялись на холм, и перед нами во всей красе предстали острова Входные и Астафьева, раскиданные чьей-то огромной заботливой рукой. Наш проводник исчез так же неожиданно, как и появился. По тропинке, петляющей в густой траве, мы вышли к побережью, где нам предстояло установить палатку с учётом надвигающейся непогоды. Благо вокруг было много зарослей шиповника, к которым мы привязали основную часть веревок, и пошли гулять. Прыгая по круглым камням, выступающим из прогретой воды, мы ловили в очертаниях скал и останцев силуэты животных и диковинных существ, но начавшийся дождь заставил нас вернуться.
Ночью мы проснулись от ужасного завывания ветра и ходящей ходуном палатки, её кидало с такой мощью, что трещали швы, а тент то вдавливался внутрь, грозя «раздавить» нас, то надувался, как пузырь – готовый «лопнуть» в любой момент и всё это под какофонию мощного потока капель. Спали мы урывками, ожидая каждую минуту, что палатка свалится на нас.
Наступило утро, дождь постепенно затихал, когда света стало достаточно, я вылез наружу, чтобы запечатлеть буйство природы. Море было тёмно-свинцовое, а по поверхности бегали огромные волны, увенчанные белыми “барашками”. Ветер на возвышенностях был такой силы, что приходилось прижиматься к земле, чтобы тебя не скинуло вниз на камни. Летящие капли прямиком в объектив добавляли трудностей, это был хороший урок фотографирования в сложных условиях. Не прошло и часа, как ко мне подбежала Настя, отчаянно маша руками – упала палатка, благо верёвки были надёжно закреплены и её не унесло! Приподняв палатку и укрепив колышки булыжниками, мы забрались внутрь, где позавтракали и собрали вещи. Шторм терял силу: ветер утихал, осадки уже прекратились и циклон пошёл дальше, оставляя на небе свои следы в виде вытянутых облаков, между которыми струился рассеянный свет. Оставшийся путь до Андреевки мы прошли без происшествий. Владивосток нас встречал красивейшим закатом, ознаменовавшим прощание с непогодой и, я думаю, – наше возвращение.

Конец.